Скорбная новость

Вчера, а именно 13 сентября в день города состоялась последняя экскурсия с Юрием Владимировичем Латышевым. На моем веку вчерашняя историческая прогулка была одной из самых длинных - около 3 часов.

Мы осмотрели некоторые известные достопримечательности в центре города, в том числе и синагогу. Жаль, что в нее попасть не удалось, но у меня еще остались впечатления после более ранней экскурсии, когда разрешили проникнуть внутрь и даже сделать несколько фотографий на память.

Больше всего меня впечатлили останки старинной набережной, очень хотелось посмотреть на них и вот моя мечта исполнилась благодаря известному градозащитнику и краеведу.

[Spoiler (click to open)]




Вообще, если вспоминать, то первая экскурсия, на которой я встретилась с Юрием Владимировичем была летом 2016. Проводил ее главный хранитель музея изобразительных искусств Сергей Шабалин. Темой являлся конструктивизм в архитектуре Челябинска. Сначала была лекция в музее, затем началась своеборазаная практика - мы отправились в район ЧГРЭС, который можно назвать заповедником конструтивимзма. Наша четырехчасовая (!!!) архитектурная прогулка настолько интересной  и познавательной, что даже не испугал ужасный ливень, начавшийся почти сразу. Через некоторое время к нам присоединился и Юрий Владимирович.


Первая ласточка

Ваша покорная слуга недавно вернулась с открытия выставки "Сделано в Челябинске", посвященной дню рождения города и повествующей о различной продукции, сделанной здесь. Напоминаю, что это первая ласточка после карантина и что планируется множество лекций на различную тематику.
Хочется в этом посте упоминуть, что впечатление о выставке немного портили люди, которые приходят не ради знаний, а для того, чтобы сфотографироваться и показать всему миру какой ты крутой. Именно этот факт меня отталкивает от увлечения краеведением. Слишком все стало мейнстримным, честное слово.

На первой фотографии узнается комплект посуды, которую подарил историко-культурному центру Юрий Владимирович Латышев год назад

[Spoiler (click to open)]


Памятник казакам, погибшим в русско-японскую войну 1904-1905 гг.

Памятник казакам, погибшим в русско-японскую войну 1904-1905 гг. (Челябинская область, Чебаркульский район, с. Травники, ул. Победы, 45, у здания ДК «Колос») - объект культурного наследия регионального значения (1910).



2017 год

Collapse )

Предмет из коллекции

Дореволюционный сундук, найденный мной на даче. Достался от прошлых хозяев нашего старого дома. Раньше был обклеен журналом "Копейка" за 1914 год, который сейчас лежит у меня в папке вместе с другми документами. Состояние, конечно, оставляет желать много лучшего, но все же сундук дорог мне как память о детстве и о бабушке по материнской линии.


Фотография любезно предоставлена kraeved74


Неожиданный подарок

Несмотря на зной и "мертвый" сезон, я успела пополнить свою. Спасибо Анастасии и ее замечательной бабушке Понькиной Ольги Федровны (24. 07. 1922 - 11. 03 2018), работающей военной медсестрой, ведь это уже не первая вещь, которую я получаю в дар от нее.

7 jump

Как менялась мода в ювелирном искусстве: после Людовика

Тяжелая парча женских платьев сменяется легкими шелками различных пастельных оттенков. Изящество и светоносность этих тканей потребовала резкого изменения цветовой гаммы украшений. Не зря портреты того периода демонстрируют страстное увлечение жемчугом. В фавор вошли бриллианты.


Collapse )
Карлсон
  • paslen

В мастерской у Константина Фокина

В туалете у Фокина лежат философский словарь, переведённый с французского, Шиллер и «Пармская обитель» Стендаля, а так же книга о коннозаводстве.

Жилища художников, соединяющих многотрудное производство с повседневной жизнью и непрерывным интеллектуальным поиском, как бы запущены и захламлены не были, почти всегда превращаются в живописную берлогу, набитую полянами изысканных натюрмортов.

Возникающих зачастую, впрочем, без какого бы то ни было участия творца. Есть попросту такая закономерность, внезапно отстраивающаяся «на полях» «творческого процесса». Рядом со старыми и новыми работами, столами заваленными красками и инструментами, палатами с «наследием» и пылью по углам.

Мы пришли с Новичковым в его мастерскую, находящуюся на последнем этаже типовой пятиэтажки по Молодогвардейцев, которые в советские времена построили для местного отделения Союза художников с большими панорамными окнами на улицу. Поднявшись по классическому хрущёбному подъезду, пропавшему в кошками в двухкомнатное тёмное жилище, главная комната которого (которая с окнами) перегорожена гигантским полотном, надо которым Константин работает.

За ней, в «тёмном углу» - лежанка, окружённая стеллажами с виниловыми пластинками, знаменитая фокинская фонотека (в другом, уже светлом углу, ближе к рабочему месту, продолженная башенками компакт-дисков), проход на кухню и комната с прекрасной (я бы даже сказал – изыскано сформированной) искусствоведческой библиотекой, в которой курит Ася, жена Фокина.

– Я дизайнер, - сказал мне она, заваривая на кухне зелёный чай, пока Витя и Константин говорили о денежных делах и упаковывали достаточно большой холст с танцующей Саломеей, снимая её с подрамников и сворачивая в рулон напротив незавершённого пока опуса магнум.

Collapse )